четверг, 11 февраля 2016 г.

Шейн Койсзан: Каково это — быть ребёнком и быть другим

Шейн Койсзан - современный поэт из Канады, сочетающий  искусство поэзии и современные графические технологии.  Идея видеоролика для проекта была проста: сделать анимацию и пустить ее вместе с чтением поэмы. Это коллективная работа 80 дизайнеров и аниматоров со  всего мира.  На сегодняшний день  Шейн основатель проекта, помагающего  детям, пострадавшим из-за жестокости в школе.


Новая рублика в нашем блогге - TED-лекции. И начать хотелось с замечательного выступления канадского поэта Шейна Койсзана о том, как живется детям, не похожим на других. Это видео не оставит равнодушным никого из нас, так как  заставляет вспомнить сложности и переживания собственного детства. 


Когда я был ребёнком, я прятал своё сердце под кроватью, потому что моя мама сказала: «Если ты не будешь осторожен, кто-нибудь однажды разобьёт его». Поверьте мне, под кроватью далеко не самый надёжный тайник. Я знаю это, потому что мне причиняли боль много раз. Меня мутит просто от того, что мне надо защищать себя. Но это то, чему нас учили. Защищать себя. А это не просто, если ты сам не знаешь кто ты такой. Мы должны были самоопределиться в очень юном возрасте. И если мы не делали этого, другие делали это за нас. Придурок. Толстяк. Шлюха. Педик.
01:01И в то же время когда нам говорили кто мы есть, нас спрашивали: «Кем ты хочешь быть, когда вырастешь?» Я всегда думал, что это нечестный вопрос, ведь получается, мы не можем быть теми кем уже являемся. Мы были детьми.
01:16Когда я был ребёнком, я хотел стать мужчиной. Я хотел, чтобы мои пенсионные накопленияпозволили мне накупить достаточно конфет, для того чтобы старость показалась сладкой. Когда я был ребёнком, я хотел бриться. Сейчас? Не очень. Когда мне было восемь, я хотел быть морским биологом. Когда мне было девять, я посмотрел фильм «Челюсти» и подумал про себя: «Нет уж, спасибо!» Когда мне было 10, мне сказали, что родители бросили меня, потому что я был им не нужен. Когда мне было 11, я хотел, чтобы меня оставили в покое. В 12 я хотел умереть. В 13 я хотел убить ребёнка. Когда мне было 14, мне было сказано всерьёз задуматься о выборе профессии.
01:53Я сказал: «Я бы хотел быть писателем».
01:56Мне ответили: «Выбери что-нибудь более реальное».
01:59Тогда я сказал: «Буду профессиональным борцом».
02:03А в ответ: «Не дури».
02:05Меня спрашивали, кем я хочу быть, чтобы потом сказать, что это плохой выбор.
02:10И я в этом не одинок. Нам говорили, что каким-то образом мы должны стать теми, кем не являемся, принося в жертву своё «я» для того чтобы иметь возможность примерить маску того, кем станем. Меня убеждали смириться с тем образом, который мне подберут другие люди.
02:24Интересно, что позволило мне спасти свои мечты? Несомненно, мои мечты скромны, потому что это мечты канадца. (Смех) Мои мечты стыдливы и полны чувства вины. Они стоят в сторонке на дискотеке для старшеклассников не зная, что такое поцелуи. Как видите, мои мечты тоже обзавелись прозвищами. Глупые. Нелепые. Невозможные. Но я продолжаю мечтать. Я собирался стать борцом. Я всё продумал. Я выбрал псевдоним Мусорщик. Моим финальным действием было бы Прессование Мусора. Коронным высказыванием было бы: «Я избавляюсь от мусора!»
03:06(Смех) (Аплодисменты)
03:11А потом этот парень, Дюк «Мусорный Бак» Дроузи украл весь мой трюк. Я был раздавлен, словно бы прессователем мусора. Я думал: «И что теперь? Куда мне податься?»
03:29Поэзия. Словно бумеранг, то, что я любил, вернулось ко мне. Одной из первых строк которую я написал была ответом миру, который требовал, чтобы я ненавидел себя. C 15 до 18 лет я ненавидел себя за то, что стал тем, кого презирал: задирой.
03:48Когда мне было 19, я написал: «Я буду любить себя, несмотря на то, с какой лёгкостью я впал в другую крайность».
03:57Защищать себя, не значит проявлять жестокость.
04:02Когда я был ребёнком, я давал списывать домашнюю работу, чтобы завести друзей. А потом дал прозвище каждому другу, который опаздывал на встречи, а в большинстве случаев не показывался вовсе. Я позволил себе нарушать обещания. И я помню план, родившийся в результате расстройства от того, что один из детей постоянно называл меня Йогом, а потом показал на мой живот и сказал: «Переел на пикнике». Как оказалось, не так сложно одурачить людей. Однажды перед уроком я сказал: «Да, можешь списать мою домашку», и дал ему неправильные ответы,которые я записал за ночь до этого. Когда раздавали проверенные работы, он ожидал высокий балл, и глазам не верил, когда повернувшись ко мне через класс, продемонстрировал ноль баллов. Я знал, что не стоило хвастать своими 28 баллами из 30, но моё самолюбие было удовлетворено, когда он озадаченно смотрел на меня, а я подумал: «Умнее среднестатистического медведя, черт тебя дери!»
04:49(Смех) (Аплодисменты)
04:57Таков я. Таким образом я защищаюсь.
05:04Когда я был ребёнком, я думал, что рубленная котлета и рубящий удар в каратэ это одно и то же.Я думал, что и то и другое — это свиная отбивная. И так как моей бабушке это казалось милым, а ещё потому, что я любил отбивные, она позволяла мне продолжать так думать. Ну что в этом такого? Однажды, ещё до того как я понял, что полные дети не созданы для лазанья по деревьям,я упал с дерева, после чего правая половина тела покрылась синяками. Я не рассказал об этом бабушке, побоявшись быть отруганным за то, что играл там, где было нельзя. Пару дней спустя, учитель физкультуры заметил синяки и отправил меня к директору. Оттуда меня отправили в другую маленькую комнатку, где милая женщина задала мне кучу вопросов о том как мне живётся дома. Я отвечал правду. Как мне казалось, жизнь моя очень хороша. Я сказал, что когда мне грустно, моя бабушка награждает меня рубящими ударами.
05:51(Смех)
05:59Это привело к полномасштабному расследованию. Меня забрали из дома на три дня. А потом они наконец-то догадались спросить, откуда у меня синяки. Новость об этой глупой истории, быстро облетела всю школу и я заработал своё первое прозвище: Свиная Отбивная. Я до сих пор ненавижу свиные отбивные.
06:24Я не единственный ребёнок, который рос, окружённый людьми, готовыми выставить тебя на посмешище, ведь прозвища — не переломы, они не болят и они были у всех нас. И мы росли, веря в то, что нас никто и никогда не полюбит, что мы на веки будем одиноки. Что мы не встретим тех, кто заставит нас почувствовать, будто солнце было создано ими для нас. Разбитые чувства кровоточат печалью, а мы пытаемся опустошить себя, чтобы ничего не чувствовать. И не говорите, что это не так больно как перелом, что твой внутренний мир можно удалить хирургическим путём,И он не даст метастаз. Он даст!
06:59Ей было 8 лет. В свой первый день в третьем классе её назвали уродиной. Мы оба отступили в глубину класса, прячась от «бомбардировки"» жёваными бумажными шариками. Но коридоры были полем битвы. С каждым чёртовым днём их становилось всё больше. На переменах мы оставались в классах, потому что в коридорах было хуже. На улице мы тренировались убегать или замирать словно статуя, чтобы никто не заметил нашего присутствия. В пятом классе, они прикрепили табличку к её парте. Она гласила: «Осторожно: собака!» И до сих пор, несмотря на любовь мужа, она не считает себя красивой из-за родимого пятна, занимающего чуть меньше половины лица.Дети говорили: «Она выглядит как ошибка, которую попытались стереть, но бросили дело не закончив». И им никогда не понять, что она растит двоих детей, и определение её красоты начинается со слова «мама», потому что они видят её сердце раньше чем кожу, потому что она всегда была восхитительна.
07:54Он был отломанной ветвью, пересаженной на дерево из другой семьи. Усыновлён. Не потому что его родители предпочли другую судьбу. Ему было три, когда он превратился в напиток состоящий на одну треть из одиночества и на две из трагедии. Начал посещать психолога в восьмом классе.Его личность состояла из тестов и таблеток. Холмы казались ему горами и скалами. На четыре пятых склонен к суициду. Волна антидепрессантов и подростковый период, когда его называли «Ампулой» на 1% из-за принимаемых таблеток, и на 99 из-за жестокости. В 10-м классе он попытался убить себя когда какой-то мальчишка, который мог возвращаться домой к маме и папеимел смелость сказать ему: «Завязывай с этим!» Как будто-то депрессию можно как-то облегчитьсредствами из аптечки первой помощи. До сих пор, он словно брусок тротила, зажжённый с обоих концов может описать в подробностях, как искривляются небеса за секунду до обрушения. И невзирая на армию друзей, которые считают его вдохновляющим он остаётся предметом для разговора между людьми не понимающими его. Иногда не принимая таблеток, он менее зависими более благоразумен.
09:04И мы не единственные дети, кто рос при таких обстоятельствах. И сейчас детям дают прозвища.Наиболее типичные: «Эй, тупица», «Эй, придурок». Кажется в каждой школе есть набор прозвищ,пополняющихся каждый год. И если у ребёнка происходит срыв в школе и никто не хочет этого слышать, так хотя бы скажут ли они что-нибудь? Или они просто фоновый шум, который словно на повторе твердит: «Дети могут быть жестокими». Каждая школа — это цирк под огромным шатром.Это иерархия от акробатов до укротителей львов, от клоунов до обслуги, уводящих нас от того кем мы были. Мы были уродами — мальчиками с клешнями омаров и бородатыми дамами, чудаками, жонглировавшими депрессией и одиночеством, раскладывающими пасьянс и играющими в бутылочку, пытающимися собственными поцелуями излечить свои раны. Но ночами, пока все спят,мы продолжаем ходить по канату. Это был опыт и да, многие из нас сломались. Но я хочу сказать им, что всё это — лишь осколки, оставшиеся после того, как мы наконец-то решились разбить тот образ нас самих, которыми мы были. И если ты не видишь ничего прекрасного в себе, найди зеркало получше, посмотри внимательнее, вглядись в него, потому что есть что-то в тебе, что заставляет тебя держаться, когда все вокруг заставляют сдаться. Ты спрятал своё сердце под замок и подписал собственноручно. Ты написал: «Они были не правы. Потому что, возможно, ты не состоял ни в какой группе. Может быть, ты был последним, кого приняли в баскетбольную команду и во все остальные. Может в игре «покажи и расскажи» ты показывал синяки и выбитые зубы, но всегда молчал. Как можно твёрдо стоять на земле когда все вокруг хотят видеть тебя под ней? Ты должен верить, что они были не правы. Они были не правы. Иначе, почему мы все ещё здесь?
10:53Мы выросли, научившись подбадривать аутсайдеров, потому что мы видим себя в них. Вы произросли от семени, посаженного в вере в то, что мы не те, кем нас называют. Мы не заброшенные машины без бензина на каком-нибудь шоссе. А даже если так, не переживай. Мы всего лишь вышли, чтобы достать бензин. Мы выпускники, закончившие класс «Мы справились», а не исчезающее эхо отзывающееся плачем: «Прозвища не трогают меня». Конечно, они трогали.Но наша жизнь продолжается, только если в ней найти равновесие, в котором меньше боли и больше красоты.
11:37(Аплодисменты)

Комментариев нет:

Отправить комментарий

А что Вы думаете по этому поводу ?